Социальное измерение будущего Большой Евразии

Умение адекватно реагировать на глобальные вызовы характеризует устойчивость и динамичность системы в условиях изменения характеристик внешней среды. Отражением этой тенденции стала трансформация площадки Астанинского экономического форума (АЭФ) как ведущего евразийского экономического конгресса в мировой Global Challenges Summit. Переформатирование АЭФ – это не дань моде, а возможность ускорить поиск новых возможностей и «точек развития» в столкновении множества экспертных мнений по поводу широкого спектра вопросов, от которых зависит инновационный рывок в развитии Казахстана.

 

Второй трек Саммита будет посвящен рассмотрению вопросов глобальной стратегии. Один из них звучит следующим образом: «Постоянно ускоряющийся темп глобальных изменений требует новых решений, однако, подойдут ли для их разработки традиционные стратегии?». Попробуем рассмотреть его сквозь призму интеграционных процессов на Евразийском пространстве.

Вопрос интеграции приобретает новое звучание в условиях усложнения внешних условий среды. Это создает не только проблемы, но и новые возможности. Сегодня появляется большой потенциал сотрудничества не только исключительно в экономической сфере, но и в других направлениях, таких как технологическое, инфраструктурное, энергетическое, цифровое развитие.  Государства могут сотрудничать в вопросах совместного решения вопросов экологии, миграции, ресурсного обеспечения.

Рассматривая процессы интеграции, активно идущие на Евразийском пространстве, можно увидеть, что правительства стран находятся в поиске новых форматов интеграционных образований, в которых соперничество плавно бы перетекало в сотрудничество. К примеру, активно продвигаемый сегодня термин «Большая Евразия», который включает в себя идею «интеграции интеграций» и дополняет и обогащает инициативу Китая по созданию Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути на Евразийском суперконтиненте, претендует на модель устойчивого многополярного мироустройства на базе диалога и партнерства цивилизаций.

Выступая в июне 2016 года  на пленарном заседании XX Петербургского международного экономического форума Президент Казахстана Н.А.Назарбаев отметил, что «дезинтеграция и экономический изоляционизм не решат ни одной из внутренних проблем».  Большой потенциал заложен в сопряжении экономических пространств ЕС и ЕАЭС, в нахождении и формировании общих точек экономического роста между ЕАЭС и АСЕАН. «Интеграция интеграций избавит мир от повторения таких ситуаций, когда отдельные страны оказались перед искусственным выбором: с кем и как им ассоциироваться и сотрудничать. В первую очередь нужно выработать взаимоприемлемые принципы, на основе которых будет строиться взаимодействие интеграций. Центральным здесь должен быть абсолютный приоритет экономического прагматизма над любыми проявлениями политической конъюнктуры» – подчеркнул в своем выступлении Президент Казахстана.

Но как и при подготовке любых мегапроектов, правительства стран должны учитывать один из важнейших факторов – готовность населения стран к интеграции как в составе одного интеграционного образования, так и к «интеграции интеграций». Общественная поддержка в век информационного общества становится весомым социокультурным фактором, от которого будет зависеть будущее многостороннего диалога на пространстве Большой Евразии.  

Если обратить фокус внимания на казахстанские реалии, то периодические замеры общественного мнения говорят о следующих тенденциях.

Первое. Подавляющее большинство населения Казахстана не склонно к изоляционистским настроениям и демонстрирует открытость не только к евразийскому направлению интеграции, но и к другим векторам. По данным социологических исследований, проведенных Институтом Евразийской интеграции в 2017 году (опрошено 2000 респондентов), 43% населения считали, что Казахстану наиболее выгодно сотрудничать со странами Евразийского экономического союза, треть опрошенных - с Китаем, еще треть поддерживали Европейское направление сотрудничества (респонденты могли выбрать два ответа).  Эта тенденция была замечена и в более ранних опросах (2013-14 гг.).

Рис. 1. ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, С КАКИМИ СТРАНАМИ НАИБОЛЕЕ ВЫГОДНО СОТРУДНИЧАТЬ КАЗАХСТАНУ?[1] (респонденты могли выбрать два варианта ответа)

 

Второе. Пока в общественном мнении в отношении интеграционных процессов превалирует прагматизм. Среди населения доминирует менение, что участие в экономической интеграции – необходимое условие для развития Казахстана. Так, анализ фокус-групп показывает, что в отношении ЕАЭС казахстанцы руководствуются прагматическими установками. С одной стороны, присутствует понимание, что участие в экономической интеграции – необходимое условие для развития Казахстана, которое дает толчок развитию здоровой конкуренции, открывает границы для передвижения капиталов, товаров и услуг. С другой – даже наличие определенных разногласий между государствами и определенных рисков расценивается как «болезни роста», которые со временем исчезнут. Также позитивное восприятие обусловлено устойчивым мнением о том, что евразийская интеграция строится на принципах добровольности, равноправия, взаимной выгоды и учета прагматических интересов каждой страны-участницы.

Третье. Для прогнозирования вектора общественного мнения в отношении «интеграции интеграций» можно опираться на реалии социальной поддержки уже существующего интеграционного образования - ЕАЭС. В казахстанском обществе фиксируется высокий уровень поддержки участия страны в Евразийском интеграционном проекте. 86,4% опрошенного населения и 98% экспертов одобряют участие Казахстана в ЕАЭС. Этот уровень остается высоким на протяжении уже четырех лет, так замеры 2014 года показывали уровень одобрения среди населения 84,8%. Высокий уровень поддержки фиксируется и замерами и других исследовательских структур. К примеру, по данным ежегодного мониторинга, проводимого в рамках проекта «Интеграционный барометр» Евразийского Банка развития, уровень поддержки казахстанцами участия в ЕАЭС в 2012-2017 гг. отмечается в пределах 73%-84% (надо отметить методологическую разницу в замерах, в опросах Института не включались нейтральные варианты ответов)[2].

Рис. 2. ИНТЕГРАЦИОННЫЙ БАРОМЕТР ЕВРАЗИЙСКОГО БАНКА РАЗВИТИЯ: УРОВЕНЬ ПОЗИТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ КАЗАХСТАНА К ЕАЭС (2012-2017)[3]

 

Общественная поддержка базируется на уверенности, что участие в Евразийском экономическом союзе выгодно для Казахстана

Хотя за период своего существования ЕАЭС пока не прояснил для населения выгод участия Казахстана в этом интеграционном образовании, это не преломляет общего положительного тренда общественной поддержки

Четвертое. Интеграционная открытость населения выражается и в том, что казахстанцы не имеют ничего против того, чтобы ЕАЭС расширялся и к нему присоединялись новые участники. Данные мониторинга, проводимого в рамках проекта «Интеграционный барометр» Евразийского Банка развития, показывают, что большинством жителей стран ЕАЭС (пять стран) приветствуется расширение числа участников этого интеграционного образования.

В тоже время, в условиях развития информационного общества, роста влияния новых коммуникативных технологий, социальных сетей, появляется угроза роста дезинтеграционных настроений. Возрастает риск, что экономический потенциал интеграционных процессов может остаться нереализованным, если исчезнет существующее социальное, культурное притяжение между теми или иными народами на Евразийском пространстве. Так, к примеру, опросы фиксировали сравнительно низкий уровень поддержки участия в ЕАЭС среди населения Армении (снижение с 56% до 46% в 2015–2016 годах и с корректировкой вверх до 50% в 2017-м)[4]. Эти общественные настроения нашли отражение в риторике оппозиционных сил, которые выдвигают требования выхода из ЕАЭС.

Дезинтеграционные настроения могут стать новым глобальным вызовом на фоне усложнения геополитической обстановки, активизации санкционных войн, обострения двусторонних отношений в разных частях континента. Состояние общественных настроений в силах как способствовать реализации интеграционного потенциала, так и стать барьером. Это должно быть принято во внимание правительствами государств при формировании государственной коммуникативной политики, транслируемой как внутрь стран, так и вовне. Взаимопроникновение информационных пространств делает возможным почти мгновенное «вирусное» распространение негативной информации, транслируемой знаковыми представителями одного государства в отношении другого. Это может стать катализатором распада десятилетиями складывавшихся добрососедских отношений.

Эти риски по-новому высвечивают вопрос о необходимости выработки единого ценностно-нормативного подхода к коммуникативной политике в формате Большой Евразии, создания единого этического кодекса, не допускающего и осуждающего дезинтеграционные и изоляционистские выпады и месседжи. Актуализируется необходимость вести информационную работу, избегая эмоционально-оценочных суждений и негативных коннотаций, а базируясь исключительно на нейтрально-правовом рассмотрении возникающих межгосударственных проблем и трений. И в этом плане Казахстан может поделиться богатым опытом сохранения баланса и стабильности в полиэтничном государстве, когда с одной стороны в коммуникативной политике практикуется взвешенный и осторожный подход к тонкой и деликатной теме межэтнических отношений, с другой - предусматриваются правовые нормы, не допускающие разжигание межнациональной розни.

Поэтому ответ на поставленный в начале статьи вопрос может звучать следующим образом – хотя появляются новые, неизвестные ранее вызовы, ответы на них вполне возможно найти в богатом опыте социокультурного, правового, институционального развития различных государств. 

 Туреханова Ботагоз Кабыкеновна – директор

Департамента социологических исследований

Института Евразийской интеграции

 




 

Күнтізбе

« Қараша 2018 »
Дс Сс Ср Бс Жм Сб Жк
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

booked.net